Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

боярин смеётся ("петр первый")

"Кукарка, Кукарка, Кукарка, Кукарка"

Продолжаем рубрику "Дней минувших анекдоты".
----------------
- Кукары-то говорят как-то по-особенному.
- А кто такие кукары?
- А ты нешто не знаёшь? Прежде город назывался Кукарка, а топереча Советск. Дак и люди прежде кукарами звалися. Дак ведь и штраф брали, чтоб Кукаркой-то не звали, 5 рублей. Один мужик сказал "Кукарка", тут милиционер: плати штраф. У мужика 25 рублей, у милиционера сдачи нет. Толда мужик махнул рукой и говорит: "Кукарка, Кукарка, Кукарка, Кукарка".

Смирнов Г. С. Словарь бабы Нюры. Киров, 2011.
боярин смеётся ("петр первый")

Анекдот

Во Львове в автобус заходит мужик и начинает громко кашлять. Все испуганно на него смотрят. Он говорит:
- Панове, заспокойтесь, у мене туберкульоз!
боярин смеётся ("петр первый")

Шутка юмора

Вот такая "мемориальная" табличка висит на фасаде одного из зданий в городе Кирове.
Адрес: Хлебозаводской проезд, чуть севернее перекрестка с улицей Маклина, на стене у входа в столовую хладокомбината.
Поздравляю всех с наступившим Новым годом!

Yes
боярин смеётся ("петр первый")

Староверческая и Безбожник.

На железной дороге Киров-Котлас есть две небольшие станции с интересными названиями - Староверческая и Безбожник. Причем эти станции стоят по соседству. Станция Староверческая была открыта при строительстве железной дороги Пермь-Вятка-Котлас в 1899 году, в поселке при станции жили мурашинские староверы. Станция Безбожник появилась в 1932 году. Любопытно, что Староверческую в 1930-е не переименовали. А тягостное название родом из 1920-х - Безбожник - не стали менять уже в наше время. Так и доныне.

боярин смеётся ("петр первый")

Белуга.

На фотографии: пойманная в реке Вятке у села Вишкиль белуга, 250 кг., 2,5 метра. 1961 год.
В связи с этим я думаю здесь уместен будет рассказ о том, каких размеров белуги водились когда-то в реке Каме, и как на них в старину охотились. Это отрывок из книги Дмитрия Зеленина. Вятка - не Кама, но тем удивительнее, что и в Вятке до 1960-х годов встречались белуги таких размеров, как на фотографии.



 "Против села Котловки дно Камы очень углублено и имеет форму котла, отчего село и получило свое имя. Котел этот имеет до 24 сажен глубины, а в ширину до полуверсты. Верст на 20 выше, против елабужского Чертова городища также очень значительная глубина. Это-то 20-верстное пространство реки и было главным местожительством камской белуги, доходящей иногда до огромной величины - от 50 до 100 пудов.
 Белугу ловили здесь следующим образом. Строилась довольно большая лодка, 4-х или 6-весельная, в которую кладется винтообразно веревка толщиной в два пальца, длиной от 50 и до 100 сажен, с приделанными к ней несколькими петлями. К верхнему концу этой веревки прикрепляется железный крюк в форме уды, длиной в 6 вершков и соответственной толщины; на крюк насаживают приманку для рыбы: теленка-недоноска, какую-нибудь падаль или кусок мяса весом фунтов в 10 и опускают его в реку на довольно значительную глубину, с поплавком - бревном толщиной 5 или 6 вершков, длиной до 2-х сажен. Опущенный таким образом конец веревки задевается петлей за другой крюк, утвержденный в борте лодки.
Завидя приманку белуга бросается на нее и проглатывает вместе с удою. Почувствовав боль она дергает веревку, топит поплавок и начинает сильно двигать лодку.
 Рыбаки тотчас же снимают петлю с крюка на борте лодки, и белуга, кидаясь туда и сюда от боли, разматывает веревку и носит лодку по реке. По временам набрасывают новую петлю на крюк для того, чтобы уда более укрепилась во внутренности животного. Это продолжается до тех пор пока рыба не утомится, не обессилеет и не станет издыхать. Тогда вытаскивают ее на мелкое место к берегу и бьют по голове и по жабрам баграми и другими орудиями до того времени, покуда она совсем не издохнет. Потом уже выносят ее на берег, и если она значительной величины, то не пластают прежде, нежели освидетельствует ее врач и полиция, потому что во внутренности этой рыбы находят иногда и труп человеческий. Охота на белугу, чрезвычайно выгодная, требует однако ж большой ловкости, смелости и присутствия духа.
 М.Косарев передает, что в 1854 году на его глазах поймали в котловке белугу более 5 сажен длины и 73 пуда весом. Г.Немирович-Данченко приводит рассказ одного старика, как однажды в затоне у села Челны поймали белугу. "Совсем князь-рыба. Билась, билась, наконец-таки одолели, вытащили. Потрошить давай, взрезали утробу, а в утробе-то, Господи милостивый, человек, и совсем как есть целый. Проглонула она его, как был в красной рубахе да плисовых шароварах, так в них и остался. И сапоги целые!" (Зеленин. Кама и Вятка. Путеводитель и этнографическое описание Прикамского края. Юрьев, 1904. С.31-33).
Фото отсюда - Одноклассники
боярин смеётся ("петр первый")

Вспоминая старые заметки.

Повторенье - мать ученья.
Была у меня такая заметка, где я приводил фотографию абзаца из советского справочника "Город Киров" (1959 года издания). Запись была под меткой "Дней минувших анекдоты". Да, анекдот. А а как иначе относиться к советскому справочнику, где писали такое:

Тут самое наглое враньё - в оговорке, что всё же, как бы неохотно и против своей воли "земство и городская дума открывали некоторое количество учебных и просветительных учреждений". Якобы потому, что "для развивающегося капиталистического хозяйства нужны были кадры квалифицированных рабочих и служащих". Во-первых, расходы вятского земства на народное образование были самыми большими в числе прочих расходов. Во-вторых, если бы было так, как пишет советский врун, то открывались бы только профессиональные училища - для подготовки токарей, слесарей, столяров или институты для подготовки инженеров. А открывались в основном школы для обучения крестьянских детей.
С 1907 года в Российской Империи шла подготовка к введению всеобщего обучения.
боярин смеётся ("петр первый")

"Кикиморская улица и Кособокий переулок остались с прежним названием".

Но дней минувших анекдоты
От Ромула до наших дней
Хранил он в памяти своей.


История известная, но раздел "Дней минувших анекдоты" будет без нее неполным, как же пройти мимо такого брильянта.

21 сентября 1918 года состоялось заседание Вятского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. На повестке дня стоял вопрос "Утверждение проекта переименования улиц г. Вятки”. Проект утвердили единогласно, постановив: “Отныне улицы г. Вятки будут носить следующие названия:
Петроградский бульвар переименован в Красноармейский бульвар (“армейский” зачеркнуто, а над зачеркнутым написано “Питерский”)
Всехсвятская улица - Дерендяева
Луковицкая - 1-я Сов. линия
Богословская - 2-я Сов. линия
Морозовская - 3 -//-
Острожная - 4 -//-
Раздерихинская - 5 -//-
Пятницкая - 6 -//-
Набережная - Горбачева
Преображенская - Энгельса
Московская - Коммуны
Спасская - Дрылевского
Спенчинская - Либкнехта
Владимирская - К.Маркса
Никитская - Володарского
Царевская - Свободы
Николаевская - Ленина
Казанская - Троцкого
Успенская - Урицкого
Копанская - 7-я Сов. линия
Стефановская - 8 -//-
Орловская - 9 -//-
Семеновская - 10 -//-
Кукарская - 11 -//-
Николаевская - 12 -//-
Ивановская - 13 -//-
Пятн. переулок - 14 -//-
Мало-Хлыновская - 15 -//-
Больше-Хлыновская - 16 -//-
Бутырская - Маклина
Пятницкая слобода - Салтыкова-Щедрина
Ивановская площадь - Железнодор. площ.
Александр. площадь - площ. Революции
Кафедральная - Советская площ.
Пупыревская площ. - Большевиков
Театральная - сквер Маркса
Владимирская площ. - борцов за свободу
Кикиморская улица и кособ. переулок остались с прежним названием”.
------------
Текст постановления Вятского горсовета от 21.08.1918 - "Вятский край" 23.09.2008 "Шестнадцать линий вместо улиц. И все Советские"
боярин смеётся ("петр первый")

"Перепилась вся милиция... пожарные начерпали свои бочки спиртом..."

Жаль, что я не художник, всё-таки такой шикарный сюжет пропадает. Какое полотно можно было бы создать! Белый снег, яркий солнечный свет (или наоборот - хмурое небо с тучами). Высокий берег реки и внизу вдоль него - фабричные и заводские постройки с серым дымом из труб. А на реке, посреди снежной равнины - толпы людей вокруг черного водочного озера. Крестьянские подводы. Чиновник (в форменной шинели и фуражке), наполняющий спиртом самовар. И на переднем плане - лежит мертвецки пьяный мужик - видна торчащая вверх борода.

Из воспоминаний вятского большевика П. Фалалеева - о событиях ноября 1917 года в городе Вятке:

боярин смеётся ("петр первый")

"Ваше превосходительство! На дорожку!"

 "Раз губернатор Середа посетил город Орлов. Обыватели орловские при своей хорошей материальной обстановке отличались крайней неразвитостью. Городской голова, пригласив губернатора к себе на чай, осведомился у его камердинера, что особенно любит его превосходительство. Повеса молодой камердинер и скажи, насмех, что де очень любит с сальных свечей [нагар] снимать. Голова вполне доверил этой шутке и, к удовольствию губернатора, поставил в гостиной на столе перед диваном, в четырех серебряных шандалах, сальные свечи и тут же на серебряном лоточке такие же щипцы (съёмы). Почетный гость был усажен на диван, по обе стороны коего поместились хозяин и хозяйка. Подавали чай, десерт, вина, губернатор беседовал и время от времени, как нагорало на свечах, совершал операцию снимания со свечей. Каждый раз при этом хозяин переглядывался с хозяйкой, мысленно одобряя себя за предусмотрительность. Наконец, Середе наскучила беседа и снимание со свечей; он распрощался с хозяевами и уходит. Хозяйка с поклонами провожает его в прихожую, между тем как хозяин, поставив все шандалы со шипцами на серебряный поднос, бежит вслед с предложением: "Ваше превосходительство! На дорожку!" С изумлением посмотрел на него Середа. "Вы с ума что ли сошли!" - обратился он к изумленному в свою очередь орловскому гражданину".
(Труды Вятской ученой архивной комиссии. 1910 г., выпуск II-III, отдел III. Л.Н. Спасская. Халатное отношение к историческим сведениям. С.132-133.)


Середа Аким Иванович, вятский губернатор в 1843-1851 гг.

 Анекдот этот был помещен в "Рассказах из недавней старины" Ивана Степановича Листовского в журнале "Русский архив" за 1882 год (вып.1,с.183), а затем перепечатан в "Вятских губернских ведомостях". Листовскому этот анекдот сообщил статский советник Нарциз Игнатьевич Циолковский, служивший при Середе. Как удачный, анекдот стал популярен в губернии, его рассказывали и пересказывали на разные лады. Дело дошло до того, что газета "Прикамская жизнь" в 1910 году, а за ней и "Вятская речь" напечатали старый анекдот в сильно исковерканном виде. Вятский губернатор Середа (1843-1851) в новой редакции анекдота превратился в губернатора Муравьева (1857-1859), действие происходит в городе Вятке вместо Орлова, а городским головой г.Вятки назван некий Булычев, хотя при губернаторе Муравьеве вятским городским головой был купец Александр Иванович Рязанцев. Остался только сюжет:
 "В старые годы приехал в Вятку губернатор Муравьев и сделал первый визит свой "городскому" голове купцу Булычеву. Купец своевременно приготовился к приему губернатора, он успел узнать, что его превосходительство особенно любит, позаботился даже узнать его любимые привычки. Лакей губернатора сказал, что его господин особенно любит снимать нагар со свеч. Визит затянулся. Завечерело. Подали канделябры и с ними шипцы. Голова подвинул их гостю. Действительно губернатор во время беседы несколько раз снимал щипцами нагар. А голова нет-нет да и подвинет ему то канделябр, то щипцы: "Потрудитесь, пожалуйте, ваше превосходительство". Стали прощаться. Голова взял канделябр, прихватил и щипцы и стал светить на лестницу губернатору, и, поднеся ему щипцы, любезно сказал: "А на дорожку, ваше превосходительство, не угодно ли..." Но тут Муравьев так взглянул, что у бедного головы чуть канделябр из рук не выпал. Переборщил бедняга!"
 Автор статьи в трудах Вятской ученой архивной комиссии Лидия Николаевна Спасская сетовала: "Крайне было бы желательно, чтобы издания, помещающие рассказы и анекдоты из родной старины, при выборе их руководствовались не исключительно одной "смехотворностью", но и предъявляли к ним требование со стороны хотя некоторой правдоподобности и осмысленности".