Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

боярин смеётся ("петр первый")

Любимые стихи

Помнится, в выпускном классе наша учительница русского языка и литературы решила провести такой урок: каждый ученик должен был прочитать наизусть перед классом свои любимые стихи. Один мой знакомый читал текст песни Цоя - кстати, у него замечательно получилось. А ваш покорный слуга читал нижеследующий отрывок. Причем, строки как "царь с семейством едет со двора" я читал на большом подъеме, словно это патриотическое стихотворение...

Востока страшная заря
В те годы чуть еще алела…
Чернь петербургская глазела
Подобострастно на царя…
Народ толпился в самом деле,
В медалях кучер у дверей
Тяжелых горячил коней,
Городовые на панели
Сгоняли публику… «Ура»
Заводит кто-то голосистый,
И царь — огромный, водянистый —
С семейством едет со двора…
Весна, но солнце светит глупо,
До Пасхи — целых семь недель,
А с крыш холодная капель
Уже за воротник мой тупо
Сползает, спину холодя…
Куда ни повернись, всё ветер…
«Как тошно жить на белом свете» —
Бормочешь, лужу обходя;
Собака под ноги суется,
Калоши сыщика блестят,
Вонь кислая с дворов несется,
И «князь» орет: «Халат, халат!»
И встретившись лицом с прохожим,
Ему бы в рожу наплевал,
Когда б желания того же
В его глазах не прочитал…
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка. Дом Д. И. Долгушина

 На трех старых фотографиях 1920-х годов мы видим небольшой деревянный дом с вывеской "Фотография" на фасаде. Дом стоял на углу улиц Труда (по-старому Раздерихинской) и К. Либкнехта (Спенчинской). Видно, что улицы здесь были немощеными и грязными. Для прохожих убежищем от слякоти служили деревянные тротуары. Фотографии сделаны глубокой осенью, когда выпал первый снег, грязь и лужи замерзли. Напротив жилых домов (через улицу Труда) - большое каменное здание с оградой, это бывшее арестантское отделение (позднее - следственная тюрьма ОГПУ-НКВД).

 Ничего оригинального, выдающегося в облике деревянного дома нет. Это типичный для окраин Вятки жилой дом постройки начала ХХ века. Только скромные украшения карниза, балюстрада на крыше с фигурными столбиками и изящные водосточные трубы придают дому несколько нарядный вид. Но у этого дома интересная "биография".
  По информации Е. Д. Петряева (в книге "Литературные находки") в этом доме в начале ХХ века жили семьи Владимира Васильевича Белова (1850-1915), видного вятского адвоката и литератора, и Дмитрия Измайловича Долгушина (1877-1942) - журналиста, театрального деятеля, фотографа и киномеханика. Владимир Белов и Дмитрий Долгушин были усердными библиофилами, владельцами солидных домашних библиотек с редкими изданиями. Белов был женат на сестре Д. И. Долгушина, Ольге Измайловне.

 Угловой домик простоял до середины 1950-х гг. и был снесен после постройки 4-этажного дома № 58. Другие старые дома поблизости тоже не сохранились до наших дней, за одним исключением. Бывшее арестантское отделение, где позднее помещалась тюрьма НКВД, а с 1942 года - кордная фабрика, эвакуированная из Ярославля. Сообразно нуждам фабрики здания бывшей тюрьмы часто перестраивались, но до нашего времени уцелели, как вполне добротные каменные постройки.

Yes
Вятка. Улица К. Либкнехта. Дом Д. И. Долгушина. 1920-е гг.

 Евгений Петряев заинтересовался судьбой Дмитрия Долгушина в начале 1960-х годов, когда ему подарили редкую книгу с книжным знаком (экслибрисом) Долгушина. На титульном листе старого издания книги Льва Толстого стояла печать с именем прежнего владельца: "Дмитрий Измайлович Либек-Долгушин". После того, как Петряев повстречал еще несколько редких книг с такой же печатью, он начал по крупицам собирать информацию о Долгушине (Петряев сам был страстным библиофилом).
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка. Детский сад Клавдии Андреевны Лупповой

На фотографии - группа детей и воспитателей в детском саду Клавдии Андреевны Лупповой.
Семья Лупповых, Александр Николаевич и Клавдия Андреевна, в 1910-е годы жила в доме на усадьбе С.Якубовского на улице Всехсвятской. От этой усадьбы до наших дней сохранился только один дом - каменный двухэтажный (Дерендяева, 59). Здесь в 1911 году К.А. Луппова открыла при своей квартире первый в Вятке детский сад.
Клавдия Андреевна Луппова (1869-1924) кроме руководства детским садом занималась общественной деятельностью: состояла в попечительном комитете Вятской публичной библиотеки, была попечительницей дешевой столовой, казначеем Вятского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулезом.
Ее муж Александр Николаевич Луппов (1864-1931) - статский советник, непременный член губернского присутствия по судебной части, управляющий Вятской публичной библиотекой (ныне - библиотека им.Герцена). При его управлении в библиотеке был открыт местный отдел (краеведческий), было приобретено много новых книг, значительно увеличилось число читателей.
----------
На фотографии в верхнем ряду в центре - К.А. Луппова. На обороте - надпись: "1914 г.-1915 г. Лиза Морозова, Толя, Боба Терентьев, Оля Пестова, Нина Морозова, Зоя Кошкарёва, Вова Бубнов, Тамара Лопатина, Леда Шариков, Миша Кошкарев, Верочка, Катя Пестова, Галя Миронова, Валя Смольянинова, Эрих Лопатин, Женя Кошкарев, Тамара, Зоя Смольянинова, Леля Пестов, Эраст Краев, Ляля Шарикова. Учительницы: Ольга Григорьевна, Клавдия Андреевна и Тётя Наташа". Позади на снимке видна голландская печь, облицованная кафелем. Справа на стене - карта Европы (т.е. воспитанники детского сада обучались географии). Снимок из коллекции Слободского музейно-выставочного центра.


Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Стихи о городе Вятке. Часть 1-я. Михаил Мусерский. На освящение Александро-Невского собора

Несколько заметок я посвятил истории нашего города в картинах. Это ряд записей под общим названием - "Наш город глазами художников" (их можно посмотреть по метке "Живопись"). Это картины и рисунки наших классиков - Николая Хохрякова, Аполлинария Васнецова, Аркадия Рылова, Алексея Исупова, Станислава Жуковского, Александра Фищева, Александра Люстрицкого, Петра Вершигорова, Виктора Попова, картины наших современников - Александра Веприкова, Владимира Усатова, Николая Ендальцева. Я обязательно продолжу рассказы о городском пейзаже.
Несколько заметок в моем журнале посвящены описаниям города в мемуарах - их можно почитать по метке "Воспоминания и дневники". Это рассказы о Вятке епископа Никодима (Казанцева), Константина Клепикова, Савватия Сычугова, Александра Грина, Ии Громозовой-Франчески, Павла Луппова, Михаила Решетникова.
 Теперь я решил начать новую серию заметок, где будут стихи о Вятке. У нас в городе Кирове в 1990-е годы издавалась "Энциклопедия земли Вятской". Есть в этом издании и том, посвященный литературе, но составлен этот том безобразно, "спасибо" за это надо сказать главному редактору В.А. Ситникову. Том составлен так, что можно подумать, будто бы в Вятке до 1917 года своих литераторов не было. Но это потому, что Владимир Ситников - как тот чукча из анекдота - он книги пишет, а не читает.
-----------------
 8 октября 1864 года в Вятке при огромном стечении народа состоялось освящение Александро-Невского собора. Величественный храм, воплощение замысла гениального архитектора Александра Витберга строился 25 лет, а всего с того времени, когда в Вятке родилась идея построить собор в память о посещении города императором Александром Первым, прошло 40 лет. Храм строился всем миром, на народные пожертвования. Ко дню великого торжества - освящения собора - вятский чиновник и литератор Михаил Степанович Мусерский ("Вятчанин") написал стихотворение.

Была пора - на Вятке отдаленной
Народ царелюбивый ликовал:
Он ждал царя Руси - и царь Благословенный
Любви его любовью отвечал.
Увенчан славою двенадцатого года
На русском троне ангел мира был;
И дав Европе мир, жизнь русского народа,
Его нужды увидеть он спешил.
И был на Вятке царь Благословенный,
Народ его с восторгом принимал,
И в память этих дней, любовью оживленный,
Построить храм тогда же завещал.
Прошли года. По мысли величавой,
Достойной памяти великого царя,
Воздвигнут Божий храм, и купол пятиглавый
Возносится над сенью алтаря.
Прошли года: угас Благословенный,
Немного тех, кто видел здесь его,
Но памятник любви народа неизменной
Потомству передаст завет отцов священный:
Молиться и любить Монарха своего.
боярин смеётся ("петр первый")

Наш город глазами художников. А. Потехин, "Приезд в Вятку Салтыкова-Щедрина".

 Одна из самых известных картин кировского художника Алексея Потехина - "Приезд в Вятку Салтыкова-Щедрина". Надо отметить, что в первый раз Салтыков увидал Вятку с другой стороны - с западной. В заречной части города, у слободы Дымково, Салтыков побывал позднее, когда стал чиновником особых поручений при губернаторе и много времени проводил в разъездах. Тогда-то, возвращаясь в Вятку из очередной поездки по губернии, Салтыков и наблюдал из-за реки живописную панораму города.
  Молодой ссыльный Салтыков стоит у коляски. Рядом - кучка вятских крестьян, тоже видимо ожидающих парома. У мужика, одетого в серый азям, лежит рядом связка новых лаптей, которыми он собирается торговать на городском рынке. Крестьянская девочка, засунув палец в рот, с удивлением глядит на молодого барина. У пожилой женщины в корзинке - что-то очень яркое, скорее всего - дымковская игрушка. Старик в фуражке-бескозырке и рваной рубахе (отставной солдат) играет на гармонике какую-то печальную мелодию. На лицах слушателей - тоска и грусть, мелодия заставляет их вспомнить о тяготах жизни. Сочувствие и печаль - и на лице молодого писателя.
 Сюжет был выбран художником безукоризненно. Именно такие показательные исторические картины - о страданиях простого народа в дореволюционное время (и соответственно о счастливой жизни народа после революции) - получали самые одобрительные рецензии и большинство наград на выставках, а затем поступали в собрания государственных музеев. Критика советского искусства считает такое творчество конъюнктурным, приспособленческим. Такая тема была бы уместна на полотнах передвижников, вспомните "Всюду жизнь" Н. Ярошенко или "С квартиры на квартиру" В. Васнецова. То есть, можно сказать, что картина Потехина опоздала лет на сто, такой сюжет был бы возможно уместен и смел в 1870-е годы, но не в 1970-е. Искусство ХХ века ушло далеко вперед от идей передвижников.


А.А. Потехин. Приезд в Вятку Салтыкова-Щедрина. 1970-е гг.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Угадайка. Где это?

Библиотекари Герценки везут книги рабочим.
Город Вятка, 1930-е гг.
А что за место на фотографии? Где остановился грузовик?
Правильные ответы на некоторое время будут скрыты.

боярин смеётся ("петр первый")

Николай Хохряков. Сельские виды. Часть 2-я. Лето.

Писать заметки с длинными текстами в майские дни совсем неохота, да и читателей таких заметок вряд ли много отыщется. Так что я продолжу записи с картинками!

Во второй части рассказа о рисунках Николая Хохрякова темой будут летние виды Вятского края.
Свои рисунки Хохряков в течение многих лет посылал в редакцию популярной газеты "Московский листок". Тиражи газеты доходили до 40 тысяч экземпляров, что в полтора-два раза превышало средние тиражи того времени. У "Московского листка" было воскресное приложение, где и печатались иллюстрации, созданные на основе рисунков Н.Хохрякова.
Как и прежде я сопровождаю рисунки стихами русских поэтов ХIХ века.


У ручья. 1899 год.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Сергей Лобовиков. Портреты крестьян, крестьянский быт. Часть 2-я.

Хорошая подборка фотографий Сергея Лобовикова есть на сайте Кировского областного краеведческого музея.
Помещаю эти фотографии здесь. Как и в прошлых заметках, посвященным творчеству Лобовикова, я добавил стихи старинных русских поэтов.
Сергей Александрович Лобовиков (1870-1941) - фотограф, председатель Вятского фотографического общества, почетный и действительный член Русского фотографического общества, почетный гражданин города Вятки.


Беседа.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка. Дома с деревянным резным декором

Дома, о которых я пишу ниже - их нет, не ищите их на улицах нашего города. Эти дома остались только на редких фотографиях, их разрушили, их стерли - как что-то ненужное, затхлое, отсталое. В советское время фотографии их любили иногда помещать на страницах парадных альбомов - с такой легкой иронией: "Старая Вятка с тихими улочками". И тут же рядом шли пассажи о "глухомани и бездорожье", "городе царской ссылки". На следующих страницах альбома на цветных фотографиях громоздились сияющие на солнце хрущевки, типовые кинотеатры и заводские трубы. "Вот он Киров советский!" - восклицал составитель текста альбома.
Интересно, что дома с резным декором не были совсем уж старыми. До середины ХIХ века жилые дома в городах предписывалось строить только по "образцовым" проектам. В эпоху классицизма дом городского обывателя должен был походить внешне на каменный, даже если он был построен из дерева. Таким, похожим на каменный, был к примеру дом чиновницы Жмакиной ("дом Витберга") на улице Спасской. То, что у нас недавно сделали с этим домом - это злобная насмешка над здравым смыслом: старый дом сломали и вместо него построили каменную имитацию деревянного дома, который изначально был выстроен как деревянная имитация каменного (прошу читателей осмыслить это предложение!).
Именно в эпоху пробуждающегося русского национализма, в конце ХIХ века, и стали появляться в городе дома с резным декором. Это было уже не народное творчество в чистом смысле, скорее - внимательное обращение к русским традициям. Еще интересный момент: резные наличники делали часто те же ремесленники, что занимались изготовлением церковных иконостасов. Только подумайте - дом, украшенный как храм, это ли не прекрасно!
Стало быть, дома с деревянным резным декором появились в городе в конце ХIХ-го и начале ХХ века. И не простояли даже столетия. Они ушли туда, где есть небесный град Вятка - город земских тружеников и купцов-благотворителей, город умелых ремесленников и добрых священников. Нам же в наследство остался грязный и серый Киров.

Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка, дом Аверкия Перминова. Вопрос-загадка (?).

Многие кировчане наверняка видели этот старый снимок дома секретаря Хлыновской провинциальной канцелярии Аверкия Перминова. Фотография была помещена в книге М.Г. Максимова "История Вятской гимназии за сто лет ее существования" (Вятка, 1911 г.) и затем неоднократно воспроизводилась в краеведческих изданиях.
Старинной является только центральная часть здания. В 1903-1904 гг. ветшающий дом, который к тому времени простоял уже полтора столетия, укрепили двумя боковыми трехэтажными пристройками. Подробную информацию об истории этого здания можно найти в книгах А.Г.Тинского.
Справа вверху на фасаде здания видна железная конструкция довольно-таки безобразного вида. Что интересно, и доныне эта уродливая конструкция сохранилась (см. фото 2). Вопрос к читателям: для чего была нужна эта конструкция, какую функцию она выполняла?


Collapse )