Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

боярин смеётся ("петр первый")

История строительства Пермь-Котласской железной дороги.

 До 1861 года вятский экспорт хлеба осуществлялся только через Архангельск. Одним лишь гужевым транспортом из Вятской губернии на пристани рек Северной Двины, Лузы и Вычегды в 1850-е годы отправлялось до 7 миллионов пудов хлеба. В 1869 году хлеб стали вывозить из губернии по реке Вятке на пароходах, количество оправляемого в Архангельск груза резко упало. Между тем, при условии постройки железной дороги северный путь для вывоза вятского хлеба мог стать выгоднее южного речного (дешевле и значительно быстрее) и способствовал бы развитию не только южных уездов губернии, но и северных. Надо отметить, что вятское купечество и ранее обращалось к правительству с ходатайством о постройке железной дороги из пределов Вятской губернии до Сев.Двины. В 1872 году по распоряжению министерства путей сообщения были проведены изыскания для будущей линии, намеченной от Вятки до погоста Котлас. Спустя два года министерство уведомило вятского губернатора, что постройка Вятско-Двинской дороги на средства казны не состоится, частных же капиталов на постройку дороги не нашлось. Торговля Вятки с Архангельском продолжала слабеть.


Пермь-Котласская железная дорога. Мост через реку Большую Кордягу, верста 360 (участок Зуевка-Кордяга). 1901 год.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Память.

 "Вспоминается речной порт с постоянно работающими кранами "GANZ", сплав леса по Вятке весной, Халтуринский парк с двумя колесами обозрения, смена караулов у Вечного огня, парикмахерская "под гостиницей", 1-е сентября 1981 года в школе №28, утопающий в зелени город, да и много чего еще. Обо всем не рассказать".

 "Коржики по 5 копеек и молоко в бутылках. А еще - чугунные лошади-качалки и верблюды-качалки в Халтуринском парке! Мне нравилось на лошади качаться, но лошадей было всего две, и к ним вечно стояла очередь... Чаще почему-то пустовали верблюды".

"А в 1970 году, например, исчезли самые необходимые предметы женской одежды... лифчики". Мы жили на перекрестке Спасская-Свободы до 1977 года. Где-то как раз в середине 70-х, мне тогда было лет семь, иду по Ленина мимо Кардаковского вверх. Вижу огромную толпу женщин, окруживших уличный прилавок. Из глубины этой толпы доносятся голоса:
 - Два первых, три вторых...
 - Два вторых, один третий...
 - Два третьих, один первый...
 Детское любопытство просто разрывало мозг... Что же это там такое продают... Долго протискиваюсь сквозь плотную толпу покупательниц... Наконец вот он заветный прилавок с загадочными первыми, вторыми и третьими... И наконец увидев то, за чем тут собралось столько народу, спешно пытаюсь вылезти обратно...
"На углу улиц Коммуны и Свободы был игрушечный магазин". Этого магазина я не помню, но помню игрушечный магазин, который располагался на углу Спасской и Ленина, на первом этаже бывшей "Европейской" гостиницы. Как у любого ребенка, это было любимое место...
 А через дорогу напротив, в двухэтажном желтом угловом доме на первом этаже был хлебный магазин. Сюда меня родители посылали за хлебом.
 А еще в Доме офицеров в буфете продавали сгущенку! В городе ее не было нигде. Вообще. Сейчас многим это сложно представить, но по всему городу в магазинах сгущенки не было. А в буфете Дома офицеров она была. И стоила 17 копеек за банку. И мама периодически посылала меня туда купить баночку.
 А на втором этаже этого же Дома офицеров по воскресеньям показывали мультики. За 10 копеек. И мы собирались туда всем двором, человек по десять... Это было что-то типа традиции такой: каждое воскресенье по утрам мы собирались в Доме офицеров - смотреть мультики..."

 "Помню, как приехали с родителями в 77-м из Забайкалья. Киров произвел на меня тогда ужасное впечатление. Мне казалось странным, что в центре города могут кричать петухи. А они кричали. Сразу за девятиэтажками по Комсомольской. В Чите тогда был уже самый настоящий голод. В 1975-м была принята Продовольственная программа, согласно которой каждый регион обеспечивал себя продовольствием сам. В Чите мы ели только конину. Колбаса и та была конская. На вокзале в Кирове родители повели меня в ресторан. Там я впервые узнал, что такое солянка. Солянка была отменная, с почками. Говорят, что шеф-повар ресторана готовил ее по какому-то своему особому рецепту. Потом мы гуляли по городу. В 57-59-м мама училась в Кировском медучилище - и очень любила город своей юности. На Театральной площади тогда работал светомузыкальный фонтан. Говорили, что он уникальный в своем роде, был создан студентами политеха, и такого нигде больше не было. Фонтан был весь из алюминия, играла музыка, и струи из множества различных форсунок били в такт музыке. По периметру из-под бордюра фонтана струи подсвечивались фонарями разного цвета. Какое-то невероятное, космическое зрелище. Цирка тогда еще не было. Левая сторона Октябрьского проспекта от Комсомольской [улицы] до железнодорожной больницы представляла собой подобие деревни, что меня очень разочаровало. Поразили горы шоколада, выставленные в витринах продовольственного на Октябрьском, и обилие грязи и глины на улицах. После штабной песчано-горной Читы город показался грязным и неухоженным".

 "А еще фонтан окружала клумба с цветами (вроде с тюльпанами), и все дети вечно грязные были от сырой земли".

 "1. Послевоенный Киров с ночными очередями за сахаром, мукой и т.п. И в то же время вазы с красной икрой, накрытые пергаментом, - в свободной продаже.
 2. Обязательные посещения (на пути с пляжа) аптеки на углу улиц Ленина и Горбачева, где продавали напиток из шиповника.
 3. Похоронные процессии (медленно движущаяся машина с гробом, колонна провожающих в последний путь и звучащий на всю округу не очень чисто играющий духовой оркестр).
 4. Походы в книжный отдел магазина Военторга (на улице Дрылевского) за свежими выпусками "Библиотечки военных приключений". Тут же ночные очереди в магазин подписных изданий, находившийся рядом (ближе к Дому офицеров).
 5. Спектакль "Фабричная девчонка" по пьесе Александра Володина в нашем облдрамтеатре. Главную роль исполняла актриса (к сожалению, не помню ее фамилию), только что приехавшая на работу в Киров вместе с мужем - народным артистом Казахской ССР Козловым (он вел драмкружок во Дворце пионеров). Это был глоток свежего воздуха.
 6. Городские кинотеатры, из которых наиболее любимым мальчишками был "Прогресс" на улице Володарского. Там шли повторные фильмы (лишь в редчайших случаях - например, во время бума с индийскими фильмами - там показывали новинки). Среди повторных фильмов львиную долю занимали так называемые трофейные ленты. Билеты на дневные сеансы были по минимальной цене - 1 рубль 50 копеек. Для привлечения зрителей киномеханики транслировали фонограмму фильма на улицу. Но зрителей и так хватало...
 В 1953 году местными властями было принято решение об увековечивании памяти Сталина. Среди мероприятий по увековечиванию, помнится, был пункт о переименовании части улицы Карла Маркса (от тетра в сторону Профсоюзной) в проспект Сталина. Как было реализовано это решение - не помню.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Епископ Никодим (Казанцев) - о природе и климате на Вятке.

  "Климат в Вятке жестокий. Морозы здесь бывают такие, о каких не имеют понятия даже жители Москвы и Петербурга.
  Снегу зимою ложится на землю почти на два аршина толщиною.
  Здесь зимою ездят даже по самым главным трактам гусем, то есть по одной лошади в ряд, хоть бы их было шесть и более.
  Это потому, что невозможно от глубины снега натаривать дорогу широко, как это бывает в средней России.
  Беда бывает на дороге встречный, и помилуй Бог, если ты и твой встречный оба с возами: вы не обойдетесь без брани, а именно за то, кому из вас своротить с дороги. Своротил на поларшина вбок, и твоя лошадь, утонув по брюхо в снег и однако не доставшая ногами до земли, тут и сядет. Тебе непременно надо выпрячь лошадь и сперва ее вынуть из снега.
  В 1835 году, ехав в Вятку, я от Козьмодемьянска до Вятки ехал между 5-9 числами марта.* В это время снег еще не думал таять. Даже при мне, когда я был уже в Вятке (с 9 марта), насыпало горы нового снега. Я испытал по дороге все, что говорю. Я два раза переменял подрезы под санями, которые лопались и свертывались на ста верстах.
  Отводы у моих саней были схвачены к саням перпендикулярно толстыми железными полосками. Удивительно, а в России не поверят, обе эти полоски, хотя устояли от удара встречных саней, но зато свернулись в винт. Жалостно было видеть мужика, который, встретившись со мною и поворотя с дороги недовольно, зацеплял своими розвальнями за те мои полоски, хотя и им достается; но у мужика того и гляди, что нет целого угла его неуклюжих саней. Посыплются жалобы, а может быть и ругательства, но что же и нам делать?
  Смешно. Мужик недогадлив. Их сани с головы всегда гораздо уже, а в конце вдвое шире. Глупый мужик только норовит миновать встречного, не зацепив его оглоблею и головою саней; а о том не подумает, что его широкий зад заденет непременно за сани встречного. Зато его же и наказывает его глупость, хотя впрочем не всегда бывают и барские сани победителями, часто и им достается так, что вместо хорошего возка приедешь на одних щепках.
  Мне захотелось испытать однажды мою храбрость. Я сказал эконому: "Отец! Когда будет такой мороз, что и у вас редкость, скажи мне". Эта речь была в декабре.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка. История Александровской площади и Верхнего рынка. Часть 2-я.

 В продолжение рассказа об истории Александровской площади и Верхнего рынка привожу три отрывка из воспоминаний вятчан. Первый отрывок рассказывает о месте площади в XVII веке, до того как она еще появилась. Второй отрывок повествует о Верхнем рынке в начале ХХ века. Третий - о последних днях площади и рынка в начале 1960-х годов.
----------------

Верхний рынок. 1930-е гг. Фото А.Деньшина.

"Во рву, который называется Засорой, стояло очень много домов и домишек, но за ним (т.е. в нынешней второй части города) в конце прошлого [18-го] столетия жилья почти совсем не было; вокруг Наместнического дома, стоявшего почти на месте Александро-Невского собора, расстилалось настоящее поле; впрочем были тогда в этой части города (она стала застраиваться со времени перенесения в 1821 году хлебного торга со старого хлебного рынка на нынешний Верхний рынок) две слободки: одна около зданий Духовного училища, солдатская, называвшаяся Кикиморской; другая Денисовщина, около Ахтырского (Казанского) кладбища. Мостов через Засору в то время не было; кто ехал в ту сторону из города, тот должен был спускаться к р. Вятке и по ее берегу объезжать (этот) ров...
[Наместнический] дом был деревянный и имел с южной стороны огромную залу; вход в нее был также с южной стороны, вблизи юго-западного угла здания. Потолок огромной залы поддерживали деревянные столбы; направо от входа, у восточной стороны, т.е. обращенной к реке Вятке, стояло резное, из дерева изображение, во весь рост, императрицы Екатерины II, с короной на голове и со скипетром в руках; над изображением возвышался бархатный балдахин с золотыми кистями... Этот дом был памятником времен уже прошедших. Своим названием он напоминал о наместниках прежнего времени, которые только изредка показывались в Вятке, а постоянное пребывание имели в Казани. Когда приходила в Вятку весть о близком прибытии наместника, всё общество до последнего чиновного человека и до последнего купца из наиболее достаточных выезжало до села Кстинино (в 17 верстах от Вятки по Казанскому тракту), где и производилась торжественная встреча вельможного посетителя. Проводы совершались таким же образом, - все провожали наместника до того же Кстинина..."
(ТВУАК. 1913 год. Выпуск I-II. Вятка, 1913. Отдел III. Несколько сведений из Вятской хроники. Николай Кувшинский. С.4, 14-15).
---------------------------------
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Загадки Слободского уезда. Часть 3-я.

1. Красненький котик по жердочке ходит, черны шишечки ронит.
2. Кругло и горбато, около мохнато; придет беда - потекот вода.
3. Куда лестницы не приставишь?
4. Лежит брус - на всю Русь, если встанет - до неба достанет.
5. Лезу-лезу по зелезу (железу) на месную (мясную) гору, сяду на деревянную беседу.
6. Москву строили, во что первый гвоздь колотили?
7. На улице рубашка, в избе рукава.
8. Ни клёпок, ни дна; полна бочка вина.
9. Первого мая вылетела птичка из рая, кто убьет - свою кровь прольет.
10. Покорно благодарю казанскому чеботарю: крепко шьет, скоро носится.
11. Пришел Тарас - выткнул быку глаз.
12. Разошлись все мальчики в темные чуланчики: каждый мальчик в свой чуланчик.
13. Сидит барышня на ложке, свесивши ножки.
14. У богатова в кармане, а у беднова на полу.
15. У одной головы одно ухо.
16. Утром (ходит) на четырех, в полдень - на двух, вечером - на трех.
17. Хожу босиком, а сам в сапогах; хожу на голове, а сам на ногах.
18. Чем больше из меня берут - тем больше становлюсь.
19. Шла свинья из Питера, все бока истыканы.
20. Шол мимо Покровского, видел чудо таковского: лежат мужики побитые, у них бороды побритые; тело в вал валят, душу в рай несут.
21. Шуба нова, на подоле дыра.
22. Еду не путем, понужаю не кнутом, выброшу не палку, вытащу не галку, стану теребить не перьё, стану есть - не говядина.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Загадки Слободского уезда. Часть 2-я.

1. Без мяса, без костей, а всё-таки пять пальчей.
2. Бежит кошка по брусочку, ронит (роняет) по кусочку.
3. Без побоев не накормит.
4. Без рук, без ног, дверь отворяет.
5. Билися попы, перебилися попы, в клить ушли, перевешалися.
6. Бойся, как зайца; кого же?
7. Брат с братом живут рядом, а друг друга не видят.
8. Бьют меня палками, мнут камнями - и за то, что все меня любят.
9. Был я на копанье, был я на топтанье, был я на пожаре, был я на кружале, очутился на базаре, молод был - сто голов кормил, стар стал - пеленаться стал.
10. Возьмет черно, нальет красно; пан кричит "сладко", мужик кричит "гадко".
11. Вокруг носа вьется, а в руки не дается.
12. В тебе есть, во мне нет, в бабе две, в мужике ни одной.
13. Город лубеной, воевода немой, выйти не можот.
14. Два братца за кустом объелися капустой, мрут да смеются.
15. Две матери, две дочери, да бабушка со внучкой, а всего трое.
16. Дедушка шумит, бабушка сидит - ничего не говорит.
17. Дядя Афанасий лыком подпоясан, по полу елозит - спину не занозит.
18. Есть ли таков, как Иван Пятаков: сель на конь и поехал в огонь?
19. Заплата на заплате, а иглы не бывало.
20. Из избы - пляшот, в избу - плачот.
21. Как собаку ни накормишь, она рехнёт (гавкнет) - и голодна.
22. Кверху дыра и внизу дыра, посереди огонь да вода.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Евгений Мильчаков - о кировских рынках. Часть 3-я. Верхний рынок.

  "Знакомый до мельчайших деталей, до самых глухих задворок и закутков.
  Во время войны самый посещаемый нашей компанией, живущей вокруг библиотеки имени Герцена.
  В любую погоду - в слякоть, грязь, дождь, мороз, жару наша когорта (пять, шесть человек) трусила утром на рынок. Это, если учились во вторую смену. Когда учились в первую, то посещение рынка в учебные дни отменялось. Бывали там только когда "срывались" с уроков, "казачили", ну и в воскресенье.
  В тяжкие, холодные и голодные годы рынок бурлил, он был центром торговой жизни, как Нижегородская ярмарка, как сегодняшние биржи.


Верхний рынок, улица Коммунистическая (у Серафимовской церкви). Фото Б. Лысова. 1950-е годы.

  Раненько утром собирались около Герценки и напрямик, по проходным дворам, а где и через дыру в заборе быстрыми перебежками - на базар.
  Через Физприборовский стадион*, мимо красно-кирпичного старинного дома** (где сейчас кафе, фото и еще какие-то офисы) к Центральной бане***. От нее по кромке банного оврага и по диагонали через квартал вдоль разломанных заборов, помоек, почерневших частных и коммунальных домов, на угол улиц Свободы и Коммунистической.
  А там - под горку и мы у начала Верхнего рынка.
  Начинался рынок от угла улиц Коммунистической и Ленина и занимал квартал до ул Большевиков и Воровского, да еще прихватывал часть площади, где проходили парады и митинги в двадцатые-тридцатые годы. Гул рынка был слышен издалека, примерно за квартал.
(Примечания.
* Физприборовский стадион - помещался на усадьбе библиотеки им.Герцена (бывшего купеческого дома), за зданием библиотеки, в глубине квартала.
** Мимо красно-кирпичного старинного дома - здесь Е.Мильчаков пишет о доме врача А.Ю. Левицкого (ул. К.Маркса, 79). Дом Левицкого не был таким уж старинным (построен в 1910 году), но своим видом он резко выделялся из окружающей застройки.
*** Центральная баня - ул. Молодой Гвардии, 42 в. "По кромке банного оврага" - часть оврага, где сегодгя помещается сквер им. 60-летия СССР.)

Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Евгений Мильчаков - о кировских рынках. Пупырёвка.

"Пупыревка" (рынок моего детства).

  С "Пупыревкой" я познакомился в конце тридцатых, будучи учеником начальных классов.
  Но сначала небольшой экскурс в семейные дела. Нужно сказать, что у нас жила домработница, которая впоследствии нянчилась с моим младшим братом - Попцова Александра Ивановна, уроженка деревни Марковщина Вязовского сельсовета Кирово-Чепецкого района.
  Отец и мать трудились с утра до вечера. Рабочая неделя была шестидневной, естественно, занимались они домашними делами только урывками.
  Домработницы были и раньше, но по разным причинам долго в семье они не уживались.
  Попцова же, несмотря на свой конфликтный, порой несносный характер, прожила у нас всю жизнь. Да и мы со временем привыкли к ее "вывертам и капризам" и не обращали на них внимания.
  К своим обязанностям она относилась достаточно ответственно, истово блюла домашний очаг, животных любила, не обижала и не "шпыняла" их (а у нас были собачка Мошка и кошка Пульхерия).
  Отец называл Александру Ивановну "Шаша", "Мироносица", а в порыве раздражения - "Чума египетская", но, тем не менее, с получки покупал ей "штоф" красного винца.
У Александры Ивановны была сестра Пелагея, Палаша, по-деревенски Дорониха, проживавшая в той же Марковщине, в домушке-развалюхе, который местные мужики отремонтировали и приспособили под жилье.
Одинокая вдова. Муж рано умер. Сына убили в первые месяцы войны.
  Палаша - полная противоположность Александре. Великодушная, доброжелательная.
  В хозяйстве у нее коза, петух да курицы. Она в них души не чает, разговаривает с ними.
  Правда, коза вредна до невозможности. При случае норовит острым копытцем наступить на босую ногу хозяйке, а если та зазевается, то и боднуть ее в зад. Боднет и отскочит в сторону, смотрит на Палашу выпуклыми рыжими глазами, трясет бородой и время от времени мекает, слушая возмущенные возгласы и беззлобные ругательства.
  Мы всей семьей в свободные дни наезжали к ней попить вкусного деревенского молока, съесть "губницу" и ярушник, сходить на речку выкупаться. Быстрица рядом, через сосновый борок.
  Добираться до деревни нужно было или по разбитой грунтовой дороге на попутных машинах, или на поезде до разъезда Цепели (в районе сегодняшнего Аэропорта), а оттуда пешком по перелескам и полям около семи верст. Дорога не утомляла. Прекрасная прогулка. Экология не была нарушена. Природа, как и век назад - не тронута.
  В грибной сезон "Мироносица" отправлялась к Палаше с двухведерной корзиной и через пару суток привозила ее доверху наполненную крепкими красивыми белыми грибами - других она не брала, называя их "поганками".
  Как уж она, старушенция, дотаскивала тяжелую корзину  до разъезда Цепели, одному Богу известно, но дотаскивала...
  Чуть свет бабусенька с корзиной тащилась из деревни на разъезд и на утреннем поезде добиралась до города. С вокзала на допотопном автобусе-коробке до Герценки, где мы жили в то время.
  Перекусив и попив чаю, она забирала меня с собой, и мы отправлялись на рынок, носящий великолепное звучное название "Пупырёвка".

рынок.jpg
На рынке. Фото Л.Шишкина(?).

  Половину грибов в небольшой корзинке тащил я, участвуя таким образом в торговом процессе. "Пупырёвка"!
  Знаток этого рынка, многомудрый писатель Владимир Арсентьевич Ситников говорил, что название это она получила от фамилии кузнеца Пупырёва, который ковал лошадей у приезжавших сюда крестьян.
  Во времена кузнеца Пупырева наверху, где теперь Драмтеатр, была хлебная площадь. Там торговали мукой, караваями и ярушниками, а на "Пупырёвке" был грубый товар: дрова, древесный уголь для самоваров и утюгов, салазки, деготь, сено...
  Но в тридцатые годы "Пупырёвка" торговала уже всем, чем угодно. Овощи, самодельные конфеты, мебель, одежда...
  Пупыревская площадь, в меру пыльная летом и достаточно грязная в межсезонье, пересекалась булыжной мостовой, которой была замощена улица Карла Маркса.
  Торговые ряды представляли из себя двухскатный деревянный навес и длинные прилавки с лавками для комфортного размещения продавцов.
  Жители пригородных деревень и кировчане с окраин (а в то время многие держали коров и коз) выставляли свой нехитрый товар.
  Молоко в четвертях с длинными горлышками и в пузатых литровых бутылях. Хорошее молоко. Очень вкусное. На каждой посудине ярлык со штампом лаборатории. Сметана, топленое молоко, варенец, яйца...
  Ближе к осени дары одвориц, огородов и лесных угодий. Овощи, ягоды, яблоки...
  Ну, а мы пришли с отборными белыми грибами!
  Александра оглядела конкурентов, тоже расположившихся с грибами.
  Лисички, красноголовики, подберезовики, сыроежки, моховики...
  Презрительно фыркнула:
  - Поганками торгуют! Совести нет!
Collapse )