Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

боярин смеётся ("петр первый")

Из истории завода им. Лепсе

На одном из интернет-аукционов продаются фотографии из альбома по истории Кировского электромашиностроительного завода имени Лепсе. На снимках представлены виды самого предприятия, медсанчасти, жилых домов, профессионального училища, школы, детского сада, санатория в поселке Митино. Только одна фотография выбивается из этого ряда - с видом главного павильона Центрального рынка г. Кирова (её я тоже помещаю здесь, в конце заметки). К фотографиям даются пояснения и ссылки на современные виды тех же мест.

Yes
1. Октябрьский проспект. Производственное объединение имени Лепсе. 1980-е гг.
Снимок сделан с крыши дома № 1 по ул. Лепсе. Современный вид (снизу, с улицы).

Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка. Магазин П. Г. Тихонова

Вятка. Магазин Петра Григорьевича Тихонова. 1890-е годы.
Из собрания Кировского областного краеведческого музея.

 Судя по рекламе (см. ниже), в магазине Тихонова продавались музыкальные инструменты и ноты, фотографические и художественные принадежности, канцелярские товары.
 У противоположной стены под потолком видны скрипки и гитары в чехлах, ниже - фотографии в рамках, портреты императора Александра III и его супруги. Читается объявление на большом листе: "Новость! Синдетикон - для склейки сломанных вещей" (синдетикон - вид рыбного клея).
 Справа - дверь с внутренним тамбуром. Дверь открыта - видимо съемка проводилась в теплое время года. На двери висит колокольчик, извещающий о приходе покупателей. Между окнами и дверью - три высоких шкафа. На столе и этажерке - масса различных предметов. Хорошо видны жестяная лейка для полива комнатных цветов и подарочная коробка в форме сердца.
 Слева, за прилавком - трое служащих магазина. На полках - бумага в упаковках, тетради и проч. Здесь же вывешены репродукции картин. Под потолком - керосиновая лампа с круглым отражателем.

Yes

 Петр Григорьевич Тихонов (1852-1918) - вятский 2-й гильдии купец, фотограф. Купеческий староста, гласный Вятской городской думы (1905). Староста Воскресенского собора. Владелец фотоателье и магазина.
 Из царевококшайских мещан. Фотографии обучился в Казани, работая подмастерьем в фотоателье. Первое время был разъездным фотографом, работал в Яранском и Слободском уездах. В 1881 г. купил у Бишевского фотоателье на Московской улице в доме Лаврова (угол Московской и Ленина, 7/69). Позднее, в 1888 г. купил усадьбу на углу Московской и Никитской улиц (Московская, 28). Построил на усадьбе съемочный павильон.
Работы Петра Тихонова были неоднократно отмечены наградами на выставках. До Лобовикова это был самый посещаемый из вятских фотографов, за месяц в его ателье делалось около ста портретов. Выпускал Тихонов и открытки с видами Вятки: в 1901 году - серию из 10 открыток, в 1902 - ещё 12 открыток в цветном и черно-белом вариантах (обе серии были напечатаны в Стокгольме издательством акц. об-ва Гранберг). Фотографии Тихонова с видами Вятки широко использовались в различных изданиях (в сборнике "Живописная Россия" и проч.).
 В 1903 году Тихонов прекратил работу в фотоателье, поскольку к тому времени его собственные ученики обогнали его по популярности. Самым известным учеником Тихонова стал Сергей Лобовиков. Другой его ученик Василий Репин открыл в Вятке в 1903 году фирму "Центральная фотография". Некоторое время ретушёром и помощником у Тихонова работал Аркадий Рылов, позднее он стал известным художником.
 В 1918 году Тихонов был арестован ЧК (взят в заложники) и расстрелян. 66-летний старик Тихонов никаких заговоров против большевиков не составлял. Просто он имел магазин, в котором торговал канцелярскими товарами.
 В 1996 году составители 6-го тома ЭЗВ ("Знатные люди") умудрились не поместить Петра Тихонова в число известных людей Вятского края.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Вятка. Детский сад Клавдии Андреевны Лупповой

На фотографии - группа детей и воспитателей в детском саду Клавдии Андреевны Лупповой.
Семья Лупповых, Александр Николаевич и Клавдия Андреевна, в 1910-е годы жила в доме на усадьбе С.Якубовского на улице Всехсвятской. От этой усадьбы до наших дней сохранился только один дом - каменный двухэтажный (Дерендяева, 59). Здесь в 1911 году К.А. Луппова открыла при своей квартире первый в Вятке детский сад.
Клавдия Андреевна Луппова (1869-1924) кроме руководства детским садом занималась общественной деятельностью: состояла в попечительном комитете Вятской публичной библиотеки, была попечительницей дешевой столовой, казначеем Вятского отдела Всероссийской лиги борьбы с туберкулезом.
Ее муж Александр Николаевич Луппов (1864-1931) - статский советник, непременный член губернского присутствия по судебной части, управляющий Вятской публичной библиотекой (ныне - библиотека им.Герцена). При его управлении в библиотеке был открыт местный отдел (краеведческий), было приобретено много новых книг, значительно увеличилось число читателей.
----------
На фотографии в верхнем ряду в центре - К.А. Луппова. На обороте - надпись: "1914 г.-1915 г. Лиза Морозова, Толя, Боба Терентьев, Оля Пестова, Нина Морозова, Зоя Кошкарёва, Вова Бубнов, Тамара Лопатина, Леда Шариков, Миша Кошкарев, Верочка, Катя Пестова, Галя Миронова, Валя Смольянинова, Эрих Лопатин, Женя Кошкарев, Тамара, Зоя Смольянинова, Леля Пестов, Эраст Краев, Ляля Шарикова. Учительницы: Ольга Григорьевна, Клавдия Андреевна и Тётя Наташа". Позади на снимке видна голландская печь, облицованная кафелем. Справа на стене - карта Европы (т.е. воспитанники детского сада обучались географии). Снимок из коллекции Слободского музейно-выставочного центра.


Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Картина дня. Н.Хохряков. Дети у костра

Хохряков Николай Николаевич (1857-1928).
Дети у костра. (1902-1903)
Из собрания Вятского художественного музея им. Васнецовых.
Картина написана в окрестностях города Вятки.

боярин смеётся ("петр первый")

Октябрины вместо крестин. Вятка, 1920-е гг.

Оригинал взят у a_kuryatkov в Первые красные крестины в Вятке - "Октябрины" 1923 г. и Октябрины с факелами в руках. Вятка, январь 1924 г.
В декабре 1923 года в Вятке состоялся обряд "красных крестин". До этого ничего подобного вятчане не видели, хотя и читали в газетах, как это происходило в других городах.
 Специально к этой дате был подготовлен зал "Дворца Труда", куда были приглашены гости, руководители города, пионеры и конечно родители с новорожденной.


Вятка, Дворец Труда. Нач. 1920-х гг. (В этом здании до 1918 года помещалась 2-я мужская гимназия г. Вятки, в наши дни - Вятская гуманитарная гимназия.)

Как проводились октябрины, можно узнать из статьи, помещенной в "Вятской правде":

 "Дворец Труда" разузорен огнями. В зале народа - что называется - пушкой не пробить, В коридорах, на лестнице, за сценой - везде люди...
 Вышли отец и мать Беляевы, у матери на руках - крошечная дочка в голубом одеяльце.
 Говорит отец с волнением: "Беспартийная женщина, домашняя хозяйка, мать этого ребенка отрешилась от церковных предрассудков. Она не хочет идти в церковь и крестить своего ребенка. Она принесла его сюда, в клуб, чтобы отдать на воспитание под идейное шефство трудящихся, чтоб воспитать его в духе коммунизма. Этот ребенок будет отныне называться Розой, в память Розы Люксембург".



 Из гущи работниц несется звонкий голос работницы - делегатки Петровой: "Работницы! Докажем на деле, что мы отказываемся от поповского дурмана. Снимайте кресты и цепи с шеи ребят. Сегодня я сняла кресты со своих детей и отдаю их в пользу германских детей". На сцену летят три крестика (золотой и серебряные) и звякают о пол...
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

С.А. Лобовиков. Крестьянские дети.

Из дневника Сергея Александровича Лобовикова: "4 октября 1900 г. Мне припомнилось, как я был маленьким, как гостил у бабушки. Она славная такая, но строгая. Помню, как она заставляла меня молиться, бывало, спать ложишься, то прежде, перед иконою с зажженною лампадочкою стоишь с ней на коленках, долго, долго молишься. Милая бабушка, сколько забот она оказывала, сколько ласки... Ляжешь бывало на полатцы (это любимая моя постель была), потушат огонь, а за окном ветер свистит, вьюга; боишься - волки наверное тут под окнами бегают, воры бы не выломали двери и не зарезали бы нас с бабушкой, и с этим уснешь..."
Уклад жизни семьи сельского священнослужителя (отец Сергея Лобовикова был дьяконом) почти не отличался от крестьянского. Многие сельские священники пахали землю, держали скот, разводили пчел. А в воскресные и праздничные дни одевали рясу и шли служить в церковь. Сергей, как старший ребенок в семье, был главным помощником матери по хозяйству, нянчил младших, а в свободное время играл со своими друзьями - деревенскими ребятами. Позднее, обосновавшись в городе, Лобовиков сделал крестьянскую жизнь главной темой своего творчества. Летом его семья снимала комнаты в селах и деревнях в окрестностях Вятки - Филейке, Скопино, Красном. Здесь, отдыхая от работы в ателье, Лобовиков весь отдавался творчеству, фотографируя крестьянских детей.


Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Да, интересно бы посмотреть...

Кинохроника "Закладка памятника Ст.Халтурину в Вятке".
Метраж - 78,8. Это 10-11 минут.
г.Вятка, август 1923 г.

 Панорама по городу Вятке с правого берега реки, по храмам. Жители города катаются на лодках, взрослые и дети купаются в реке. Вид кафедрального Свято-Троицкого собора.
 Переправа на пароме через реку; на пароме люди, телеги с лошадьми (снято с движения).
 Колонны красноармейцев направляются на городскую площадь (пл. Большевиков) к месту закладки памятники С.Халтурину. Жители города наблюдают за происходящими в городе событиями. Колонны участников торжеств, посвящённых закладке памятника С.Халтурину, направляются на площадь к месту проведения митинга и закладки памятника, дети бегут за колонной, впереди колонны идёт духовой оркестр. Колонна рабочих с винтовками идёт к месту закладки памятника.
 Колонна работников милиции идёт на митинг, по случаю закладки памятника С.Халтурину на городской площади.
 Проходит колонна красноармейцев в будёновках. Кавалеристы верхом на лошадях движутся на площадь. Автомобиль с детьми и взрослыми людьми проезжает к месту проведения митинга и закладки памятника. На автомобиле укреплён транспарант "Детский дом им. Халтурина Союза кожевенного треста"; за автомобилем движется колонна воспитанников детских учебных и воспитательных учреждений. Колонны вятских пионеров в сопровождении вожатых идут на площадь. Проходит колонна воспитанников одного из городских воспитательных учреждений (все одеты в одинаковые матроски). Воспитанники Детского дома им.С.Халтурина идут в колонне вместе со всеми участниками торжественной закладки памятника на площадь.
 Проходит колонна комсомольцев. Колонна Вятского Губернского Союза выходит на площадь.
 Руководители Вятского Губисполкома во главе с председателем Ф.С.Лизаревым (Лазаревым) идут на площадь к месту проведения митинга. Командующий местным военным гарнизоном отдаёт рапорт руководителю города.
 Руководители города во главе с председателем Вятского губисполкома Ф.С.Лизаревым (Лазаревым) на площади перед началом митинга.  Выступление ораторов на митинге с трибуны, украшенной еловыми ветками. Выступление Ф.С.Лизарева (Лазарева). Участники митинга на площади аплодируют ораторам; на переднем плане - дети в матросках.
 Жители Вятки с высокой насыпи на краю площади наблюдают за парадом воинских подразделений, принимавших участие в митинге.
Российский государственный архив кинофотодокументов (Красногорск)
боярин смеётся ("петр первый")

Семейный фотоальбом.

 Семейный альбом мы смотрели в праздники и на дни рождения, когда к нам приходили гости (в основном родня). Сначала раздавались звонки в дверь, родители встречали пришедших гостей. Затем все садились за праздничный стол. Бабушка произносила загадочную фразу: "Ну, кто тут именинник, кого за уши дергать?" Ел я мало, поглядывая на вазу с конфетами, стоявшую на серванте. Затем всем наливали чай. Я уплетал два куска торта и кучу конфет. Затем посуду со стола убирали и меняли скатерть. Я усаживался в центр (сидел я на табуретке - на стуле мне было слишком низко), справа от меня садился отец, слева - мамина бабушка (мамина мама). Доставали альбом - большой, тяжелый, с обернутыми плюшевой тканью корками. Я его торжественно открывал.
 Появлялась первая старинная фотография. На улице, у стены бревенчатого дома стояли и сидели больше двадцати человек. Всё на этом снимке было необычным. Во-первых: мужчины здесь сидели, а женщины стояли сзади (на другой фотографии, через много страниц, был коллектив на папиной работе, так вот там - женщины сидели, а мужчины стояли; и даже на моей фотографии в детском саду мальчики стояли, а девочки сидели на длинной скамеечке). А здесь женщины стояли, причем некоторые - положив на плечо впереди сидящему мужчине правую руку. "Мужнина жена", - сказал папа. Что еще сразу бросалось в глаза - совсем маленьких детей держали на руках тоже мужчины, а не женщины. Остальные дети, постарше, сидели впереди - на траве. В самом центре снимка сидел почтенный (но не ветхий, а очень крепкий - это было отчетливо видно) старик с окладистой полуседой бородой. Руки он держал на толстой суковатой палке. "Твой прапрадед", - сказал папа. Никаких исхудалых и изможденных лиц и фигур на фотографии не было. Но опять - не было и никаких толстяков или толстушек. Только маленькие дети были как полагается весьма упитанными. Не было сгорбленных спин, все взрослые сидели и стояли прямо, расправив плечи. Во всех взрослых фигурах, особенно мужских, чувствовалась большая физическая сила. Никто на снимке не улыбался, даже дети, кроме одной девочки с косичками. Но глаза при этом у всех взрослых были очень живыми. Все выглядели очень ладно - фотогенично (тогда я конечно не знал такого слова). А вот на современном снимке коллектива на папиной работе - дяденьки еще ничего, а вот тетеньки, несмотря на ухоженность и прически, были как-то совсем не фотогеничны, - это я видел. Мужчины на старом снимке - во всем их облике было что-то такое обстоятельное, крепкое. Одеты они были в белые, навыпуск и подпоясанные ремешком рубахи с глухим воротником. "Косоворотки", - сказал папа. На некоторых были темные пиджаки. Босых ног и лаптей на фотографии не было. Мальчик, сидящий впереди справа на траве, был в сапогах. Девочки - в ботиночках. Даже малыш на коленях у веселой девочки с косичками был в малюсеньких башмачках. Только младенцы, что сидели на коленях мужчин, были в чулках. Справа от почтенного старика сидел мужчина с черной бородой. "Это твой прадед", - сказал отец. Я вдруг узнал в этом бородатом мужике родные черты лица. Прадед бережно обнимал ребенка. "Твоя бабушка".
- Моя бабушка? Такая маленькая?! - спросил я изумленно.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Провинциальное детство.

 У нас в семье был черно-белый телевизор "Рекорд" на ножках. Сверху на телевизоре всегда лежала газета "Кировская правда" - с программой передач на неделю. Смотреть телевизор мы садились на стулья (не на диван, дивана в гостиной не было, а именно на стулья). Еще у нас была радиола "Сириус-309" - тоже на ножках. Когда радиолу включали вечером, ее экран загадочно светился в темноте (мне очень нравился этот свет). Сверху у радиолы была деревянная крышка - если ее открыть, то можно было проигрывать грампластинки.
 Вся обстановка в гостиной состояла из шкафа для одежды, серванта и большого стола со стульями. Это вдоль одной длинной стены, вдоль второй - ничего не было, кроме телевизора у окна. Зато было много свободного места, и в праздники - 1 мая и 7 ноября - мы с братом устраивали игру воздушными шарами. Шар был мячом, по нему можно было бить руками или пинать ногами. Воротами были - с одной стороны дверной проем, с другой - мы раздвигали штору на ширину дверного проема. Однажды во время такой игры мы уронили телевизор; кстати, с ним почти ничего не случилось - он продолжал работать, только стал иногда урчать. Но после этого родители купили треугольную тумбочку, отвинтили у телевизора ножки и поставили телевизор на тумбочку.
 По телевизору мы смотрели кино, мультфильмы, хоккей и программу "Время". Но не помню, чтобы всякие там сказки, детские фильмы или мультфильмы меня увлекали. Смотрел, но без большого интереса. Зато где-то в третьем классе я был прямо околдован старыми советскими фильмами. Так случайно я стал смотреть "Октябрь" Эйзенштейна - и просидел неподвижно с открытым ртом все полтора часа. Смотрел я один, родителей и брата немое кино не заинтересовало, тягомотина. (Брат вовсе кино не увлекался, ему была интересна физика и химия; в его комнате постоянно что-то горело, взрывались какие-то колбы, воняло сероводородом и прочими гадостями.) Затем неизгладимое впечатление на меня произвел "Броненосец Потемкин". Еще помню просмотр фильма Юлия Райзмана "Коммунист". Мы глядели это кино вместе с бабушкой. Бабушка жалостливо охала и крестилась, когда коммуниста убивали. Настоящий восторг у меня вызвал фильм "Светлый путь" Александрова. Это был такой умопомрачительный бред - а для меня всё необычное всегда было притягательным, чем причудливее - тем лучше.
 "Падение Берлина" - его показывали на 9 мая, как тогда говорили - показывали с неохотой, но уступая настоятельным просьбам ветеранов. Помню деревенский дом в поселке имени Коминтерна, многочисленную родню. Там мы собирались все вместе на 9 мая после посещения Старо-Макарьевского кладбища. Большая комната, длинный стол, медали на пиджаках стариков. При появлении на экране телевизора Сталина старики одобрительно покашливали. Потом был тост за Сталина. "Он всё же войну выиграл". Я тоже выпил за Сталина - стакан лимонаду.
 Да что я всё о телевизоре? (О книгах я вовсе писать не буду - читал я в этом возрасте мало, книги были случайные и не запомнились.) Большую часть времени после школы мы проводили на улице. Мы с друзьями облазили все стройки в районе, прыгали со второго этажа в большие кучи песка. Зимой прыгали в сугробы - с крыши школы. Исполняли всякие сальто. Однажды сальто у меня не вышло и я влетел в сугроб головой. Хохот кругом стоял оглушительный, я и сам смеялся, когда вылез. Горки - они были зимой повсюду: у дома, у школы, в овраге - где сейчас Юго-Западный рынок, в детском парке ("Аполло") и конечно же на Театральной площади. Самым шиком считалось скатиться с горки стоя на ногах. Помню - я долго не понимал выражения "искры из глаз", пока не упал при таком катании - меня сшиб уже на излете ледяной дорожки какой-то рычащий пьяный мужик, летящий сидя на фанерке. Искры были - настоящий фейерверк, салют.
Collapse )
боярин смеётся ("петр первый")

Кикимора с улицы Водопроводной.

Оригинал взят у tarannatalia в История СТРАШНАЯ и КИКИМОРА С УЛИЦЫ ВОДОПРОВОДНОЙ.

ЧЕРНАЯ ТЕТРАДЬ.
Кикимора с улицы Водопроводной.

Так вот. Скорая помощь остановилась у дома по ул. Водопроводной. Из дома на носилках вынесли мужчину. Лицо его было опухшим, голос сиплый. С какой-то внутренней мукой он кричал: "Купил я гвозди, купил, говорю тебе - купил я гвозди!" Скорая помощь уехала, случайные прохожие пообсуждали и разошлись. Дверь в дом осталось открытой, и, чуть посомневавшись, Булочка решилась зайти. В доме было сумрачно, свет через тюлевые занавески освещал комнату с низким потолком, сплошь заставленную банками, мисками и тазиками, наполненными водой. На столе, застеленном клеенкой, - тарелки и чашки, наполненные водой. Диван, стул. Присмотревшись, Булочка разглядела на стуле черную тетрадь. Булочка открыла тетрадь на странице: "Она пришла ко мне грустная, похудевшая. Сказала, что в этом году вода высокая в Вересниках - как никогда. Что у них в общежитии кровати в воде стоят, и, чтоб пройти в часть комнаты, которая подобие кухни и где электроплитка на столе, нужно босой идти, потому что воды выше сапог. Я смотрел на на ее коленки, торчащие из-под ситцевого платья, смотрел на руки, которые она протянула, чтобы обнять меня, - худые, обветренные, красные. Лет-то ей сколько, - подумал я, - а руки-ноги уже куриные, дальше что будет? Она продолжала шептать чушь какую-то как всегда, целуя меня своими мягкими губами, шепча, что это все бабочка та, черный бражник - мертвая голова, а она ее поймала, а не надо было. И чего она несусветицу несет, думал, а она уже раздевала меня своими цепкими руками, прозрачные глаза глядели в меня и продолжала шептать, что суп; какой тут суп, - думал я, а она продолжала, что суп с тушенкою едят и вместе за полночь сидят, и что скучную жизнь она всегда хотела, чтоб тепло, уютно, надежно, что жизнь вдаль идет, а она вглубь уронила! Понимаешь ты, гвозди купи! - и завыла, - у-ро-ни-лааа-а. Не знаю когда уронила, - и воет, - заснула я, а младенец с кровати в воду упал. Проснулась я и искала, искала в воде. Всё вокруг кровати обошла и под столом, и под столом искала - нет, нет нигде. А все бабочка та, проклятая, несет смерть неминуемую, правду бабы гооовоориилиии. Я поймала ее и увидела череп человеческий на спине! А младенца-то похоронить надо, я найду его, найду, а ты гвозди купиии, ку-пи-и-и. Понял? И не спал я с тех пор - ни дня не спал. Ночью приходит - руки цепкие, губы мягкие, глаза прозрачные, прям бездонные. Плохая я, - шепчет,-  правда плохая я - кикимооораааа? Все ж кончается, правда, кончается? И посуду расставляет всю ночь и воду льет, льет. Кикимора она - понял я. Купил я гвозди, купил!"
Булочка закрыла тетрадь и вышла из дома. А улица раньше Кикиморская была, где ж ей воду-то лить?
---------------
Кикиморы бывают разного происхождения: это младенцы, умершие некрещеными, мертворожденные, недоноски, выкидыши, дети, проклятые своими родителями, и потому похищенные или обмененные нечистой силой. Кикиморы, как правило, поселяются в помещениях, если под ними был зарыт труп ребёнка, повешенный или неотпетый покойник; также в доме, где по какой-либо причине умерло дитя. Может быть наслана колдуном. Присутствие её в доме можно было легко определить по мокрым следам. Активна ночью, мешает спать воем, писком, плачем, разбивает посуду. Кикиморы обладают способностью быть невидимыми, быстро бегать и видеть на далекое расстояние, не носят ни одежды, ни обуви,  — это вечно юные девочки, маленькие и неугомонные.
Бабочка – бражник Мертвая Голова - латинское биноминальное название «Acherontia atropos» восходит к греческой мифологии. Ахерон в мифологии — одна из 5 рек в подземном царстве мёртвых, также слово «Ахерон» употреблялось для обозначения глубины и ужасов преисподней. Атропос или Атропа (греч. Ἄτροπος, «неотвратимая») — неумолимая, неотвратимая участь (смерть) — имя одной из трех мойр — богини судьбы, перерезающей нить человеческой жизни. Русское название «мёртвая голова» происходит от характерной черты окраски бабочки — наличия на груди жёлтого рисунка, напоминающего человеческий череп.
Про кровати, стоящие в воде, мне рассказывала мама моего соседа - когда она из деревни в город приехала, работала на лесобазе, что в Вересниках, дома были построены наскоро, без учета того, что высокая вода весной может быть.